алексей сальников петровы в гриппе

Петровы в гриппе и вокруг него

Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе «Вавилон», журналах «Воздух», «Урал», «Уральская новь» и др., в двух выпусках антологии «Современная уральская поэзия». Автор трех поэтических сборников (последний – «Дневник снеговика»: New York, Ailuros Publishing, 2013) и книги прозы. Лауреат поэтической премии «ЛитератуРРентген» (2005) в главной номинации. Живет в Екатеринбурге. В «Волге» опубликован роман «Отдел» (2015, №7-8).

Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга "Петровы в гриппе и вокруг него" Сальников Алексей Викторович не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. Очевидно-то, что актуальность не теряется с годами, и на такой доброй морали строится мир и в наши дни, и в былые времена, и в будущих эпохах и цивилизациях. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии. Значительное внимание уделяется месту происходящих событий, что придает красочности и реалистичности происходящего. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держи

Источник

Петровы в гриппе и вокруг него

Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе "Вавилон", журналах "Воздух", "Урал", "Волга". Автор трех поэтических сборников. Лауреат премии "ЛитератуРРентген" (2005), финалист "Большой книги" и "НОС". Живет в Екатеринбурге. "Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно — свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением “нормальных” книг вестибулярный аппарат. Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют. Поразительный, единственный в своем роде язык, заземленный и осязаемый материальный мир и по-настоящему волшебная мерцающая неоднозначность (то ли все происходящее в романе — гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира) — как ни посмотри, выдающийся текст и настоящий читательский праздник". Галина Юзефович

Роман «Петровы в гриппе и вокруг него» екатеринбургского писателя Алексея Сальникова за короткий срок сделал головокружительную «карьеру». Опубликованная в малоизвестном литературном журнале «Волга» рукопись вошла в короткие списки премий «Большая книга» и «НОС», и буквально на днях вышла отдельной книгой в «Редакции Елены Шубиной» – издательстве, специализирующемся на самой качественной отечественной прозе. Петровы – автослесарь Петров, его жена и сын – гриппуют и плавают в бреду, попадая в странные ситуации. Мы вместе с героями не понимаем, то ли это явь, то ли порождение температурящего мозга. Пьёт ли автослесарь водку в самом спальном и грязном районе Екатеринбурга у некоего н

Источник

Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него» — рецензия ruru

Быть в депрессии в районе Нового Года - это нормальное состояние. Если быть в депрессии может быть нормальным. Впрочем, Ruru было безразлично насколько нормально его состояние, либо ненормально состояние того, что вне его, Ruru даже не раздражало как обычно это тяжелое, как гранитный монолит, слово "норма". Он был ошарашен новостью, что в какой-то момент времени старое доброе уютное сочетание цифр "2-0-1-7" по непонятной причине и совсем без санкции на то самого Ruru превратится в пугающее "2-0-1-8", уродливое и страшное. По причине этой ошарашенности Ruru точно не помнил, кто из приходивших перед Новым Годом людей нарисовал баллончиком на стене елку. Люди приходили с виски и намерением его выпить, как будто боялись, что с боем курантов виски исчезнет или превратится в воду, а уходили без виски и без намерений. Немудрено, что в итоге образовалась ель. Ruru она нравилась, хотя в доме был только один баллончик с краской, оранжевой и к тому же флуоресцентной. Поэтому по ночам елка становилась похожа на пентаграмму для вызова инфернального Санта Клауса. Но Ruru не верил в Санту и спокойно ложился под елку читать. Ruru казалось, что неверие в красношубого деда и способность разбирать буквы в книжках пришли в его жизнь одновременно, будто бы один волшебник с мешком подарков рассыпался на сотни и тысячи санта клаусов, которые называли себя писателями и которые настырно приносили Ruru подарки в виде своих книг несмотря на пору года и на то, насколько хорошо вел себя Ruru.

Книги не помогают. Ни от гриппа, ни от депрессии. Ни плохие, ни тем более хорошие. Ruru это знал, но лежать под оранжевой елкой и читать подарок очередного санты было намного лучше, чем пытаться понять, зачем вокруг все стало "2-0-1-8" и что из этого в итоге получится. Книга была похожа на паутину, в которую врезаешься со

Источник

Проницательный анализ творчества писателей и литературных тенденций. Критики и колумнисты помогут составить мнение о книге, которая подходит именно вам

Экспериментальная платформа для малой литературы, у которой есть шанс стать большой. Секреты и страхи начинающих литераторов

Взвешенная оценка литературного процесса: интервью с людьми творческих профессий, репортажи с культурных мероприятий, эссе и обзоры. Дополнительные знания о книгах, тех, кто их пишет и издает

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него

Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе «Вавилон», журналах «Воздух», «Урал», «Волга». Автор трех поэтических сборников. Роман «Петровы в гриппе и вокруг него», строящийся вокруг совсем незначительных эпизодов из жизни современных жителей Екатеринбурга, отмечен критиками за необычайную живость слога. Новизна и сила этой книги обеспечила малоизвестному прозаику выход в финал премии «Большая книга».

Сергея Петров знал еще с начальной школы, буквально с первого класса, со второго сентября. Так получилось, что в конце лета родители разменяли квартиру и перевезли Петрова вместе с собой. Петров успел познакомиться только с несколькими ребятами во дворе, но в основном Петров с мамой бегали по магазинам, покупали одежду на осень и зиму, отстояли длиннющую очередь за школьной формой, потом мама все это подгоняла по размерам Петрова и без конца шила, бегали за канцелярскими принадлежностями, и Петрову непонятно было, зачем они бегают вместе с мамой, когда она может справиться с этим одна.

Класс был составлен из бывшей группы детского сада, дети там давно уже были знакомы между собой и на первой же перемене стали обсуждать какие-то свои дела, а Петров, оставшийся без собеседника, вышел в коридор. Туда же вышел и

Источник

Петровы в гриппе и вокруг него

Алексей Сальников родился в 1978 году в Тарту. Публиковался в альманахе "Вавилон", журналах "Воздух", "Урал", "Волга". Автор трех поэтических сборников. Лауреат премии "ЛитератуРРентген" (2005), финалист "Большой книги" и "НОС". Живет в Екатеринбурге."Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно — свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением “нормальных” книг вестибулярный аппарат.Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют.Поразительный, единственный в своем роде язык, заземленный и осязаемый материальный мир и по-настоящему волшебная мерцающая неоднозначность (то ли все происходящее в романе — гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира) — как ни посмотри, выдающийся текст и настоящий читательский праздник".Галина Юзефович.

Книга Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» — покупайте в интернет-магазине от ЛитРес. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.

Ваш отзыв добавлен и будет виден другим пользователям после проверки модератором, а сейчас Вы можете поделиться им с друзьями

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

сиалор при каком насморке применять
Многие знают, что протаргол эффективен при лечении насморка. Его используют для улучшения состояние слизистой у детей и взрослых. Этот универсальный препарат отличается быстродействием и мгновенным эффектом после ра

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь;

Источник

Алексей Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него» — рецензия sartreuse

Даша посмотрела на неудачное фото моих новогодних подарков. Книги лежали веером и перекрывали друг дружку, поэтому назывались как-то вроде "...варельный...етчинг", "...енький,...ОЙ" и вот, "Петровы в гриппе". Даша сказала, что у "Петровых" пугающее название. Я ответила, что книжка вроде бы про то, что Екатеринбург — это тлен. Это был один из тех раз в жизни, когда я была невероятно далека от истины, и к той же истине невероятно близка.

Дело просто в том, что если уж в книге начинает закипать фантасмагория, она непременно немного выплеснется и в мою читательскую реальность. Прямо таки чудо, что из непревзойденных жирух Чайны Мьевиля я дважды выбралась живой и ничем не оплеванной. Но как смотрят утром на члена семьи, который накануне вечером ни с кем ни разговаривал, триумфально дочитывая книгу, а утром явился на кофе все с той же книгой в руке, потому что она, видите ли, закольцевалась, и теперь нужно читать все сначала?

небулайзер ингаляции при насморке у ребенка
Одним из самых действенных и безопасных способов преодоления сезонной простуды и гриппа еще с давних времен была ингаляция, которая традиционно состояла из вдыхания горячих паров травяных отваров.

Сегодня медики

Первую главу про Петрова в троллейбусе я читала, сидя в кофейне, куда все продолжали и продолжали вваливаться люди, уставшие от ледового городка на центральной площади, который чуть не растаял, когда 30 декабря было +3, но ко второму января его поплывшие статуи снова успели застыть. За столиком напротив мужик в лыжной куртке все кричал и кричал, сколько можно ждать пятьдесят грамм водки, неужели так сложно пятьдесят грамм водки налить, почему пятьдесят грамм водки приходится ждать полчаса, и все порывался уйти, но не мог, потому что его крошечный сын молча и терпеливо полчаса ждал клубничный или банановый торт. А еще у них была жена и мама, которая ничего не выражала, и по ее спине в лыжной куртке не был ясен ее внутренний конфликт. Когда мужик докричался до официантки, она невозмутимо объяснила ему, что водку в кофейне без очереди не наливают, а о

Источник

See a Problem?

Preview —

Петровы в гриппе и вокруг него

Get A Copy

Friend Reviews

Reader Q&A

Community Reviews

Хочется обнять писателя Сальникова и отправить ему лично денег на любые его нужды и прихоти, а не только купить десяток его книжек и раздать друзьям. Такого прекрасного текста (одновременно забавного, грустного, сюжетно выстроенного и при этом не упражняющегося в лексическом гадании по Далю) современной русской литературы — и о современности — я не читала со времен никогда.

This is the best Russian novel I have read in a long, long time — probably the best Russian post-Soviet novel ever; also, I have read it twice in a row, which was strictly necessary, and still want to read it. Brilliant, funny, subversive, deep (with a hint of "Danilov the Viola Player", but much, much better.)

Настоящая древнегреческая пьеса, маскирующаяся под ироничную прозу о быте маленьких людей. Изумительно точные описания каких-то деталей, что уже забыла, а вот они, оказывается, помнят их еще. Наверное, чем меньше вы знаете об этой книге, тем лучше.

Историю температурящей семьи Петровых (он, она и Петров-младший) читаешь как похождения похмельных муми-троллей. С одной стороны – зимний неприветливый Екатеринбург-Свердловск, по которому герои передвигаются временами как тени по замерзшему Элизиуму. С другой – уют, нелепость и тепло маленьких жизней. Петров – автослесарь, который рисует комиксы. Петрова – библиотекарь, которая изо всех сил при За 900 лет путешествий во времени

Историю температурящей семьи Петровых (он, она и Петров-младший) читаешь как похождения похмельных муми-троллей. С одной стороны – зимний неприветливый Екатеринбург-Свердловск, по которому герои передвигаются временами как тени по замерзшему Элизиуму. С другой – уют, нелепость и тепло маленьких жизней. Петров – автослес

Источник